Город Корчева в Тверской области, которого уже не существует

Корчева - город в Тверской области, которого уже не существует. 
В двадцати километрах ниже Конакова, на месте нынешнего необозримого правобережного разлива Волги еще некогда был город Корчева. Его история такая. 
В 18 веке по великой русской реке путешествовала Екатерина II. В час, когда жестокая блюстительница крепостного права на Руси следовала здешними краями, на Волге разразилась буря. Пенистые волны, как гласит легенда, гневно хлестали в борта царского каравана, грозя опрокинуть и потопить его. Указав на берег розовым перстом, Екатерина распорядилась немедля причалить.
Девственный лес, подступавший к самой реке, стонал и гудел. Но природа оказалась милосердней царской особы — вековые деревья укрыли путешественницу от разбушевавшейся стихии.
А когда поутру императрица пробудилась, то увидела непролазные лесные заросли. Бури словно и не бывало. Светило солнце. Волга играла ослепительными бликами.

— Желаю увековечить сие дикое место, давшее нам чудесный приют, — промолвила Екатерина. — Отныне быть здесь новому граду.

И стали люди корчевать лес, по прихоти императрицы воздвигать на отшибе от всего мира никому не нужный город. Назвали его Корчева. Возник этот населенный пункт вдали от дорог, в глухом по тогдашним временам краю. Поэтому условий для его экономического развития не было. Даже мелкие промыслы здесь не привились.
Великий сатирик Салтыков-Щедрин тонко и зло высмеял скудную жизнь Корчевы. В своем произведении "Современная идиллия" Михаил Евграфович показывает, как прибывшие в Корчеву гости с горечью узнают, что ничегошеньки-то здесь хорошего их не ждет. Сатирик делает едкое обобщение: "Что в Корчеве родится? Морковь? Так и та потому только уродилась, что сеяли свеклу, а посеяли бы морковь — наверняка уродился бы хрен... Такая уж здесь сторона. Кружев не плетут, ковров не ткут, поярков не валяют, сапогов не тачают, кож не дубят, мыла не варят. В Корчеве только слезы льют да зубами щелкают. Ясно, что человеку промышленному, предприимчивому ездить сюда незачем".
Корчева долгое время была уездным городом. В ее административном подчинении находились не только поселки Кузнецово, Завидово, но даже Кимры.
В советское время Корчева просуществовала до 1934 г. Никакой более или менее видной роли в экономической жизни края она по-прежнему не играла.
Между тем волею партии и народа в стране совершались великие преобразования. Строились не только промышленные гиганты, но и мощные гидроэлектростанции, создавались искусственные моря — водохранилища.
Постройка канала Москва — Волга решила дальнейшую судьбу Корчевы. Поднятая на значительный уровень, русская река намного расширила свои берега и таким образом скры¬ла под водой всю территорию Корчевы. Перед этим часть зданий города была перевезена в Конаково, а часть разобрана для хозяйственных нужд. Из всех построек здесь сохранился лишь один домик. 
Корчевской уезд — родина крепостного крестьянина Афазия Соколова, известного под кличкой "Хлопуша". За неповиновение барину Соколов был сослан на каторгу. Во время восстания Пугачева власти решили использовать его для борьоы против повстанцев. Ему поручалось при случае "свесть Пугачева в город Оренбург". За успех каторжнику обещали помилование и большое денежное вознаграждение. Хлопуша сделал вид, что согласен, но, прибыв в стан Пугачева, стал верным помощником Емельяна Ивановича. Любое задание его он выполнял без страха и сомнения. Соколов-Хлопуша был казнен в 1774 г.